Любовь к земле – источник его силы

Важное

Мележ дома бывал не гостем

Для знаменитого писателя любовь к землякам и родному краю служила не только вдохновением, но и источником силы.

Ранней весной, по меже своих огородов шли двое соседей – умудрённый жизнью степенный мужчина и шустрый мальчишка лет семи-восьми. Людям, у которых один общий двор на два деревенских дома, всегда найдётся о чём перемолвиться, но было заметно, что на этот раз дед Павел хочет рассказать что-то очень важное и радостное маленькому соседу.

«Володька, представляешь, мой же Иван писателем стал!» – гордость и вдохновение озаряли лицо деда Павла. А вчерашний первоклассник Володька, напротив, стал очень серьёзным и задумчивым: он, конечно, только недавно в школу пошёл, но знает, кто такие писатели, и, по твёрдому убеждению мальчишки, эти люди могут быть где-то там, в Москве, Минске, но никак не в их маленькой деревне белорусского Полесья. Все сомнения развеялись, когда дед Павел бережно достал из куртки небольшую книжечку, развернул её и показал фотографию своего сына Ивана. А потом Володя прочитал и фамилию автора – Мележ: «Ого! Так это же наша фамилия!».

«Хоть и прошло с тех пор лет 50, но, как сейчас помню, что именно такой была моя первая реакция на необычную новость, – улыбается, мысленно возвращаясь в детство, Владимир Адамович Мележ, ветеран Мозырского НПЗ (тот самый Володька – прим. авт.). – Честно говоря, на тот момент не совсем правдоподобным показалось, что наш сосед и родственник (мой отец Адам Алексеевич и Иван Мележ были троюродными братьями) стал известным писателем. Разумеется, «доказательств» известности с каждым днём появлялось всё больше, однако по мере взросления я, как и все односельчане Ивана Павловича, замечал и отмечал другое – свидетельства безграничной любви писателя к родной земле, огромного уважения к землякам и искреннего желания им помочь».

Да… Сколько всего мог бы рассказать Иван Павлович Мележ, отвечая на вопрос «что Вы сделали для своей малой родины?». Но, скорее всего, он как человек очень скромный обошёлся бы только одной фразой: «Я просто безмерно любил мой родной край…».

Идея подготовить материал про нашего именитого земляка у корреспондентов газеты появилась давно. Мы знали о том, что среди наших коллег есть родственники одного из самых известных белорусских писателей 20-го века. Это Владимир Адамович Мележ и его дочери Ирина и Наталья.

В семье бережно и уважительно относятся ко всему, что связано с родоводом и знаменитым земляком, памятью о нём. Собирается история рода (оформлена в отдельный альбом), представители младшего поколения пишут сочинения, посвящённые классику белорусской литературы.

Очень часто темой семейных встреч Владимира Адамовича с детьми и внуками становятся воспоминания главы семейства про встречи и общение с Иваном Павловичем.

– Когда я рассказываю, что родился в деревне Глинище Хойникского района, то, конечно, всегда добавляю: это – родина Ивана Мележа, – поясняет Владимир Мележ. – Дома моих родителей и родителей Ивана Павловича располагались по соседству, как говорят в деревне – жили в одном дворе. Что значит жить в одном дворе? Значит, быть близкими и, конечно, не чужими друг другу людьми. Не случайно мы были одними из первых, с кем дед Павел поделился своей огромной радостью, держа в руках напечатанную книгу сына.

Помню, как Иван Павлович приезжал в деревню на своей «Победе». Подъедет к дому, посигналит, и пока его родители, дед Павел и бабка Марья, выйдут открывать ворота, мы с моим младшим братом уже успевали выскочить к машине и поздороваться с земляком. Он всегда очень приветливо общался с нами: «Ну, как вы тут поживаете, мои хлопчики?», узнавал, как дела. Был неизменно уважителен в общении со всеми односельчанами – от мала до велика.

Я уверен, что именно про таких людей, как Иван Павлович, придумана фраза «добрейшей души человек». Надо было видеть, с какой добротой, душевностью, сердечностью, почтительностью он вёл беседу со своими земляками во время приездов на малую родину.

Сарафанное радио моментально доносило до родительского дома весть, что Иван Павлович приехал в деревню. Бабка Марья всё выходит и выходит встречать сына, выглядывая со двора, а он всё не идёт и не идёт. И всегда ей доводилось долго ждать, потому что писатель не мог пройти мимо ни одного земляка – с каждым здоровался, расспрашивал про здоровье, детей, внуков, урожай.

Для Ивана Павловича такое общение было интересно и приятно, он подпитывался живой народной речью, мудростью, советами, чтобы перенести и отразить всё это в творчестве.

Однажды мне довелось увидеть знаменитого писателя в творческом процессе. Я со своей бабушкой Химой пас коров, мы обратили внимание на движущуюся по дороге «Волгу». Оказывается, это в Коренёвку к родной тёте за «подпиткой» материалом ехал Иван Павлович. Родственники встретились на полпути, поэтому и стали прямо на дороге разговаривать. Тётя писателя что-то эмоционально рассказывает, объясняет, а Иван Мележ, используя в качестве письменного стола капот машины, всё записывает в блокнот. Интересно, какой же из моментов «Полесской хроники» тогда создавался на «Волге»?

Кстати, с этим автомобилем тоже интересная история. Машину Ивана Павловича выставили на аукцион, а после того как автомобиль купили, приводить его в «порядок» на столичной СТО помогали земляки писателя, уроженцы Коренёвки. И так вышло, что моя дочь Ирина как раз гостила в Минске у этих коренёвцев и смогла сделать фото автомобиля Ивана Мележа. Снимок стал ещё одним пополнением семейного фотоархива.

Жаль, конечно, что в нём нет фотографий, запечатлевших моменты встреч с Иваном Мележем в нашей деревне. Особенно хотел бы взглянуть на снимки, сделанные, когда наш земляк вместе с коллегами по писательскому цеху приехал на свою малую родину. Этот день хорошо помню – у нас только закончился урок физкультуры, мы побросали лыжи (была зима) и бегом в клуб. Тогда в Глинище прибыл очень авторитетный писательский десант: Иван Шамякин, Иван Науменко и др. Вместе со школьниками встречал именитого земляка и его гостей директор нашей школы Никанор Яковлевич Ярош. Иван Павлович, поздоровавшись с ним, представил односельчанина писателям: «Знакомьтесь, а вот это и есть мой Миканор». Действительно, наш учитель стал прообразом одного из ключевых героев «Полесской хроники». Автор даже не стал менять его имя. Как же тогда вырос авторитет учителя в глазах учеников! Представляете, насколько нам, школьникам, тогда это было интересно?! И сегодня мне сложно подобрать слова, чтобы описать, насколько светлые и тёплые чувства испытываю, вспоминая своего земляка…

Стоит отметить, что Миканор – не единственный герой «Полесской хроники», который был не придуман, а «списан» с односельчанина.

В этом самом дорогом для сердца уголочке – в своей родной деревне – Иван Мележ, в основном, и работал над «Полесской хроникой». Позже писатель скажет: «Я писал о том, что хорошо знал, о том, что я пережил». А пережить пришлось немало: поскольку он родился в 1921 году, то видел, пусть и глазами ребёнка, коллективизацию, юность пришлась на 30-е, да и студенчеству не суждено было стать самой интересной и весёлой порой. В 1939 году сбывается мечта – он поступает в Московский институт философии, литературы и истории, вскоре призывается в армию. В 1940 году участвует в походах в Бессарабию и Буковину. В начале Великой Отечественной войны воевал под Николаевом и Ростовом-на-Дону. За короткий промежуток времени получил два ранения. Второе оказалось очень серьёзным – осколком бомбы раздробило правое плечо. Выход был один – ампутация руки, и вся подготовка к радикальной операции уже была проведена. Но по счастливому стечению обстоятельств на молодого пациента решил взглянуть ещё один врач, он-то и нашёл возможность сохранить правую руку. Биографы Мележа иногда отмечают, что, скорее всего, счастливая случайность была не случайна – доктор будто предчувствовал, что эта рука ещё послужит литературе и создаст превосходное произведение.

Про эти и другие интересные моменты мы узнали во время экскурсии от Любови Ивановны Рубан, младшего научного сотрудника музея Ивана Мележа.

В экспозиции, посвящённой детству писателя, есть фотография его дедушки Дениса – это и есть тот самый дед Василя Дятла из «Полесской хроники» – как и в случае с Миканором, автор даже не стал менять имя. Размещён и портрет подруги молодости Ивана Мележа – у Ганны Чернушки именно её глаза. Ряд героев трилогии получил другие фамилии, имена, деревенские прозвища, но жители Глинищ их безошибочно идентифицируют. Экскурсовод пояснит вам, с кого «списаны» Апейка, Гайлис, Зайчик: «Читаешь книгу – и явно видишь своих земляков». Немного изменены, но взяты за основу названия деревень, где происходят действия трилогии: родная деревня матери писателя, Коренёвка, превратилась в Курани, Алексичи – в Алешники. И то, что герои Мележа жили на болоте, – совсем не художественный вымысел. Подтвердит это один из экспонатов музея – резак. Виртуозно с ним управляется Л. Рубан, объясняя, как она и её сверстники, будучи подростками, с помощью инструмента добывали торф на болотах.

В личной библиотеке Ивана Мележа была научная книга о болотах – писатель весьма основательно подходил к тому, о чём писал. А к теме Полесья и полешуков он подходил ещё и трепетно, потому что она была близкая, родная: «Я нарадзіўся і вырас на Палессі. Гэты сапраўды цудоўны край і яшчэ болей цудоўныя яго людзі – палешукі – увайшлі ў маю свядомасць з таго часу, як я стаў помніць сябе… Я суткамі мёрз у акопах, а перад маімі вачамі стаяла маё гарачае Палессе. Я месяцамі валяўся ў шпіталях – у мяне ў галавах стаялі палешукі. Я пісаў раман пра вайну – яны стаялі за маімі плячамі, хвалюючы маё ўяўленне. I вось настаў дзень, калі я выразна адчуў: усё, больш не магу, трэба пісаць…».

Уже в 1963 в Союзном издании «Роман-газета» были напечатаны «Люди на болоте» – это означало настоящее признание писателя и его таланта! В школьную программу произведение Ивана Мележа было включено в 1967 году. Роман быстро стал популярен – он переведён на 16 языков мира. Стал популярен и признан его автор. И полученные «бонусы» стремился максимально использовать для помощи малой родине. Из его писем узнаём, что он несколько лет подряд добивался строительства в Глинищах новой школы (старая располагалась в трёх деревянных зданиях, занятия проводились в две смены). Строительство началось, но из-за нехватки финансирования было остановлено. Работы возобновились благодаря тому, что средства из Ленинской премии, полученной за роман «Люди на болоте», Иван Павлович отдал на новую школу в Глинищах. Не только в таких глобальных «вложениях» проявлялась любовь Мележа к землякам, но и в бесценных мелочах. Он с удовольствием мог прокатить желающих односельчан на своём автомобиле, а также завезти их пообедать в соседние Юровичи, где была столовая.

Когда Иван Мележ праздновал юбилей, земляки собрали деревенский хор и отправились на колхозном «ПАЗике» в Минск. Сюрприз удался на 100%. Иван Павлович был несказанно рад и расчувствовался до слёз. В музее есть документальная съёмка с юбилея Ивана Мележа, где он благодарит односельчан: «Вы зразумейце, што адна толькі сустрэча з маімі землякамі-глінішчанцамі – гэта для мяне вялікае хваляванне, таму што, калі я гляджу на маіх зямлячак, то столькі ў маё сэрца ўрываецца ўспамінаў, што гэта не расказаць, можа, за ўсё жыццё. І я адчуваю, што тымі сваімі кнігамі, якія вы ведаеце, я расказаў, можа, толькі адну тысячную таго, што я перажыў, што я бачыў у жыцці і што адчувае маё сэрца… Мне адзінае, што хочацца сказаць, гэта словы падзякі, і асаблівую падзяку, не пакрыўдзіцеся, маім землякам, якія прыехалі за 400 кіламетраў, каб дапамагчы свайму земляку вытрымаць экзамен перад патрабавальнымі мінчанамі». Этим словам писателя устроили овацию и простых деревенских женщин приветствовали стоя.

О том, что родная земля для Ивана Мележа была источником силы, знали многие. В том числе и Пётр Машеров, с которым у писателя сложились дружеские отношения. Однажды Машеров тоже устроил сюрприз – пригласил Ивана Павловича в инспекционную поездку на вертолёте. О том, что маршрут будет пролегать через родные края Мележа, Пётр Миронович заранее не сказал.

Любовь Рубан помнит день, когда в Глинищах приземлился вертолёт, из которого вышел Машеров, а за ним Мележ: «Занятия в школе почти уже закончились, но ученики ещё не разошлись по домам. Мы со своим одноклассником практически первыми прибежали к вертолёту. И я обратила внимание, что с каждым лично, даже и с учениками младших классов, Иван Павлович поздоровался за руку. Он всё расспрашивал: «Ну как вам, дети, школа – нравится?» Думаю, его порадовало наше многоголосное «Да!».

Фильм по трилогии «Полесская хроника» снимали после смерти писателя, и картину привезли на своеобразный худсовет в Глинище. Мама Л.И. Рубан была на том просмотре, потом про свои впечатления говорила: «Ну, як сказаць… Ганна неяк не так размаўляе, не так граблі трымае…». Другие «члены худсовета» раскритиковали увиденный в фильме забор с новенькими гвоздями: «Не было ў нас такой раскошы!». Линии электропередач в Куранях, попавшей в кадр, тоже «досталось». Не то чтобы полешуки придирались, просто они трепетно относились ко всему, что связано с их родной землёй, а это значит и к Ивану Мележу, его «Полесской хронике». Разве могли односельчане по-другому относиться к земляку, которого знали, прежде всего как ЧЕЛОВЕКА – да не просто с большой буквы, а со всех прописных! И разве возможно иначе относиться к произведению, которое насквозь пропитано сыновней любовью к родному краю и людям, которое идёт от души, поэтому так душу трогает и в ней остаётся?..

Наталия ШЕРЕШ, корреспондент газеты «Мозырский нефтепереработчик».



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *