В Рудакове были кирпичный и молочный заводы

Наши проекты

Расскажем о том, что располагалось в «большом» и «чайном» залах

Уважаемые читатели, наш проект «Три усадьбы» проведёт вас по наиболее ярким и значимым местам культурно-исторического наследия Хойникщины, которыми, вне всяких сомнений, являются памятники архитектуры, дошедшие до наших дней. Три старинные усадьбы, которые входят в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь, хранящие в себе самобытность, гордость, историю нашей земли и её славных уроженцев. Материалы предоставлены работниками районного краеведческого музея. И начинаем мы сегодня с усадебно-паркового ансамбля Оскерко-Ваньковичей в Рудакове.

Усадебный дом в Рудакове был спроектирован для его владельцев Станислава Костки Ваньковича (члена 2-й и 3-й Государственной думы, представителя Рады Регентской на Украине, полномочного министра в Киеве) и Елены Оскерко их родственником, польским архитектором Тадеушем Ростворовским вместо небольшого, старого неоготического дворца Оскерко первой половины XIX века. Согласно свидетельствам известного польского исследователя дворцов и усадеб Романа Афтанази, здание было построено примерно в 1910 году после «серебряной свадьбы», отпразднованной владельцами в 1909 году.

Новый усадебный дом в необарочном стиле, известный по фотоснимку, сделанному накануне Первой мировой войны, который в перестроенном и заброшенном состоянии существует сегодня в Рудакове, состоял из трёх корпусов: среднего девятиосевого, одноэтажного и двух боковых, двухосевых двухэтажных. Боковые с выступающими угловыми пилястрами, выразительно акцентировали внимание на парадном фасаде центральной части здания. Небольшой тамбур замыкался треугольным щитом. Эта часть дома, очерченная пилястрами, увенчивалась высоким фронтоном с полукруглым навершием. Поле фронтона было украшено рельефным изображением герба Ваньковичей «Лис изменённый». В монотонный облик стены вносили разнообразие прямоугольные подоконники с ключами и двумя карнизами, опоясывающими здание сверху. Крыша дома очень высокая, ломаная, двускатная, покрытая черепицей, состояла из нижней и верхней частей. Нижняя была оборудована 4 окнами-люкарнами. Такие же окна-люкарны имеются на крышах боковых корпусов. Со стороны паркового фасада располагалась терраса. Красные кирпичные стены дома были не оштукатурены.

Вид на усадьбу сверху

Интерьер, в описании Анджея Ростворовского и Бронислава Минейко, которые видели его собственными глазами, выдержан в современном для начала ХХ века стиле, но с определённой привязкой к традиции. Например, хотя и было установлено центральное отопление, но не отказались и от двух каминов. Стены во всех комнатах были равномерно окрашены масляной краской. Пол выложен обычным, а в некоторых парадных апартаментах – цветным паркетом. Наряду со светлым, был использован чёрный дуб, которого было много на Полесье в то время. Лишь вестибюль был выложен чёрно-белой мраморной плиткой. Он был выдержан в «охотничьем» стиле, для чего по обе стороны от входной двери установили чучела медведей, а на стенах повесили головы кабанов, оленьи и лосиные рога. Бронзовая скульптура Меркурия в натуральную величину стояла на мраморном постаменте.

Тёмно-зелёные стены столового зала до половины высоты были обшиты дубом, а потолок выполнен в виде крышки сундука или шкатулки. Из этой же древесины был выполнен и мебельный гарнитур, богато украшенный резьбой и гербами рода Ваньковичей, в стиле «гданьского» барокко. Здесь также находился камин из чёрного мрамора. Над ошелёванной половиной стен висели фамильные портреты.

«Большой» зал был обставлен двумя комплектами привезённой из Петербурга мебели, в стиле времён Людовика XVI, крытой шёлком кремового цвета. Здесь висели две наиболее ценные картины – «Море» Айвазовского и «Караван в пустыне» неизвестного автора.

«Чайный» зал, предназначенный для питья кофе и чая, был обставлен позолоченной мебелью в стиле ампир и украшен серией портретов, в том числе с изображениями Елены Оскерко-Ванькович, Людомира Яновского, Генрика Оскерко, Александра Оскерко.

Стены будуара хозяйки внизу были покрыты лакированной белой шелёвкой, а пол – адамашкой, шёлковой узорчатой тканью, технология изготовления которой была позаимствована из Дамаска. Подвижная обстановка состояла из мебели в стиле «sécession». Вдоль стен помещения, приспособленного для библиотеки, стояли дубовые шкафы, в которых хранилась пока ещё не очень богатая коллекция книг на нескольких языках. Однако большую часть составляли нотные альбомы и тетради. В первую очередь потому, что и Станислав Ванькович, его брат Отон и сыновья с большим увлечением занимались игрой на скрипке. Мягкие кресла, составлявшие основную меблировку библиотеки, были обиты лосиной шкурой.

Новый ландшафтный парк в Рудакове в то время ещё не был распланирован и лишь предусматривался в будущем. Существовал, однако, большой парк старопольского типа, который вместе с фруктовым садом занимал площадь около 4 гектаров. Старые деревья различных, преимущественно лиственных пород, густыми группами росли вокруг газона перед новым домом, в окружении высоких роз, так же, как и по обе стороны дома Оскерко. Широкая липовая аллея вела во двор перед домом.

Согласно «Списку помещиков Минской губернии за 1911 год» в имении Рудаков было 7075 десятин земель. По словам Мечислава Яловецкого, хозяйство велось на очень высоком уровне. Здесь были кирпичный завод, молочный завод с паровой установкой, пивоварня, лесопилка и показательное лесное хозяйство.

Хозяева усадьбы содержали госпиталь, школы и детские приюты. Для обслуживающего персонала были построены общественные читальные залы и клубы. Из спортивных сооружений Антоний Кеневич называл теннисный корт. Относительно хозяйственной части уточнял, что животные содержались в просторных, светлых, кирпичных коровниках, а значительным источником дохода усадьбы было производство десертного масла, которое ежедневно отсылалось на продажу в Киев и Петербург, прославившись в этих городах, как продукт исключительно высокого качества. На сельскохозяйственной выставке 1912 года, Станислав Ванькович представлял привезённых из Рудакова «хороших лошадей собственного разведения». Анджей Растворовский также отмечал, что Рудаковские Ваньковичи сами занимались ведением своих хозяйственных дел, что отличало их, к примеру, от борисовщанских господ Ястржембских, которые, вероятно, содержали более образцовое хозяйство, но ведение его доверяли в основном учёным агрономам.

Подготовила Наталия РЕВЯКО.

Фото Ольги БЕЛАШ и с сайта «Планета Беларусь».



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *