Побывали в Днепровских далях

Общество

За материалом Иван Бруховецкий – на мотоцикле, за душевностью – на дачу

Летом хочется туда, где душе спокойно, где птички поют, а вокруг смотреть на живописные леса, поля. Представьте: вышел из дома – свежий воздух, терраса виноградника, подсолнухи растут, арбузы с дынями лежат в огороде, помидоры висят в теплице. И рядом находится набережная реки.

Именно в такое райское место я поехала на интервью к работнику «Ленінскага сцяга» Ивану Константиновичу Бруховецкому – на его дачу, в садовое товарищество «Днепровские дали». Мой собеседник – ветеран труда, заслуженный журналист Белорусского союза журналистов, член Гомельского районного Совета ветеранов.

– С чего начался Ваш путь в редакцию?

– Ещё в школе любил писать заметки про культуру, трактористов, уборочную. Критику порой писал. До сих пор помню некоторых интервьюируемых. Например, Кота Владимира Павловича, героя соцтруда, он заработал звание на кукурузе. Ещё был комбайнер-тысячник Анисенко, к сожалению, забыл как зовут. Знаете, особенно нравилось видеть в конце публикации свою фамилию. Авторские материалы из газеты вырезал, хранил, некоторые и сейчас лежат. Тогда много газет мы выписывали, стопками. В «Гомельскай праўдзе» печатался. Ох, как я ждал почтальона деда Якова, выглядывал, чтобы поскорее прочесть свои заметки.

– Кем взяли на работу?

– Расскажу, как всё было. В лет 17 меня пригласили на областной слёт рабоче-крестьянских корреспондентов, летел самолётом. В то время работало авиасообщение между Хойниками и Гомелем. Участие принимали и редакторы разных СМИ. А летом 1963 года меня позвали в «Ленінскі сцяг», а я же ещё молодой, в 9 класс ходил. Переживал, как дальше буду учиться. Посоветовавшись с родителями, решил, что нужно соглашаться. Оформили меня сначала печатником, «сидел» в сельхозотделе, ездил по району. 58 рублей в месяц получал, но я тогда за зарплатой не гонялся. Продолжал писать заметки, конечно, мои тексты правили. Признаться, не сердился за это на коллег, на редактора Любовь Волкову, ведь качество-то материала улучшалось.

– Знаю, что Вы поменяли много должностей.

– Более чем за 10-летний стаж работы в хойникской газете трудился корректором, фотокорреспондентом, литературным сотрудником (корректор сейчас), заведующим отделом писем и массовой работы, ответственным секретарём. Вспоминаю, как за собственные деньги купил себе фотоаппарат, да снимал по деревням всех подряд. Между прочим раньше газета «Ленінскі сцяг» выходила на три района – в том числе на Лоевский и Брагинский.

– За «гвоздевой» материал поощряли?

– В основном, да. А вообще, каждый материал, чтобы попасть в номер, проходил изрядную вычитку, нужно было собрать подписей четыре от коллег. Когда работал ответственным секретарём, вспоминаю, что порой редактору не нравилась расстановка материалов на полосе. Приходилось переделывать. Хорошо, хоть страниц немного было – всего четыре.

– Гонялись за тиражом?

– Райком партии говорил: «Вы занимайтесь творчеством, подписка не ваше дело». Мы и занимались своим делом. Подписка ложилась на плечи агитационных пропагандистов, секретарей партийных организаций. Нас, журналистов, уважали. Приглашали везде, в интервью нам редко отказывали.

– На чём ездили на мероприятия?

– На чём мы только не ездили! И на «Волге», потом пересели на «УАЗик». Кстати, был редакционный мотоцикл. Любили мы его брать на выезды. Мне настолько он нравился, что я его даже выкупил. Но часто ходили на задания пешком. Расскажу один случай. Была зима, пурга, а в блокноте – ничего. Машины нет. Пошёл я пешком в Поселичи. Дороги нет, город весь замело. Прибыльный денёк оказался: зашёл в сельский магазин, школу, старался везде побыть. В итоге – блокнот уже не пустой. Заметки писал больше в первой половине дня, а уж потом делал вид, что работаю, чтобы редактор ничего не заподозрил (улыбается).

– Назовите самые запоминающиеся публикации?

– Как-то писал на тему морали. Заголовок назывался «Катины слёзы». Суть материала такова: у Кати был муж, у него была другая женщина, да увела супруга из семьи. И я там что-то рассуждал, глубокий текст получился. Думаю, сейчас бы за такое на меня в суд подали. Наверное, выделил бы ещё материал «Анонимщик». Раньше деревня была Аврамовская, так вот там находился фельдшерско-акушерский пункт. Среди работников вычислили ярого анонимщика, везде анонимки свои «строчил». Поручили мне заметку про него написать, интересно в результате получилось.

– После «Ленінскага сцяга» Вы работали заместителем ответственного секретаря в «Гомельскай праўдзе», редактором Гомельского районного «Маяка».

– Сначала в «ГП» месяц стажировался. А после так называемого испытательного срока, мне сообщили: «Иван, мы тебя берём в штат». Признаться, долго думал идти не идти. Ведь в Хойниках уже прижился, все свои, родные люди. А тут заново нужно вливаться в коллектив. Проработав несколько лет, понял, что хочу подняться выше. Узнал, что освободилось место в «Маяке». Предложил свою кандидатуру, меня быстро утвердили. Не скажу, что пришлось заново чему-то учиться. Ведь принцип создания районки я знал, как свои пять пальцев, поэтому никаких проблем не испытывал. Единственное, минус такой должности (27 лет стоял у руля) – появилось много другой общественной нагрузки. Например, в колхозе надои падают – виноват ты.

– Чем живёте на пенсии?

– Девять месяцев в году «обитаю» на своей даче в Днепровских далях. С утра встаю, поливаю грядки, в теплицах помидоры оборву. Огурцы пособираю. Супруга со мной, рядом, помогают с дочкой, закатывают выращенный урожай. Люблю рыбалку и охоту, выбираюсь частенько в лес за добычей. Приношу потом какого леща на ужин. За черникой вот недавно ходил. У меня даже фитнес-браслет есть, фиксирует мои передвижения, в день нахаживаю по 7 км. А вообще на даче летом – красота, даже дышится легко. А какой вкусный чай с мятой мы завариваем. Любим посидеть по-семейному возле виноградника.

Беседовала Виктория МОРОЗ.

Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *