75 лет — 75 историй. История шестидесятая. Одно мы знали точно – пришёл враг

75 - под мирным небом

Великая Отечественная война оставила после себя раны, которые не скоро затянутся, несмотря на то, что прошло уже более 75 лет.

Без сомнения, годы войны были самыми сложными в истории нашей родины. Имена тех, кто всеми силами защищал свой край, свои семьи, свою землю навечно останутся в памяти нашего народа. Одной из тех, кто видел творимые зверства и на себе ощутил весь ужас тех лет, является М.Г. Ефрим, которая родилась 3 января 1936 г.

Вспоминает Мария Герасимовна:

– Первую встречу с немецкими солдатами я помню, как вчера. Целый отряд прибыл в нашу деревню. Мы не знали, кто они и что им нужно. Но одно мы знали точно – это враг! При первом посещении нашего посёлка, немцы забирали домашнюю скотину в каждом дворе. Во второй раз приехал мотоциклетный отряд. Всех выводили на улицу, а сами обыскивали дома. Как позже мы узнали, искали они советского офицера. Третий раз, ночью, пришёл незнакомый человек и сказал, чтобы мы за 2 часа собрали все необходимые вещи и вышли в конец посёлка, там нас будет ждать «наш» человек и проводит в лес, в лагерь партизан. Для чего такая спешка я не знала, но позже нам рассказали, что приближалась колонна карательного отряда. Только под старость лет я узнала, что среди тех, кто вывел нас из деревни и спас, был наш дядя. После того, как мы собрались за посёлком, приказ от партизан был только один: «Идти по следу» до самого лагеря. Утром старшие ушли в посёлок на разведку. Было уже поздно, Пальмира вся сожжена…  Оставили немцы только один дом, для себя.

Посёлок Пальмира включал в себя 19 дворов и 55 человек до войны. В сентябре 1943 года полностью разрушен. Благодаря оперативным действиям партизан все жители деревни выжили.

Позже нас перевели в Малишев. Дом нам предоставил один из партизан, так как нас было десять детей, отец и мать. Он забрал свою семью к себе в отряд и оставил пустой дом. Вся семья перебралась в тот дом, а старший брат остался с партизанами. Позже брат приходил в деревню, прятался от немцев на чердаке под сеном. Немцы обыскали весь дом, залезли на чердак и шомполам проверили всё сено. Брату чудом повезло, его не задело. После того как немцы не нашли брата, забрали отца, и мы не знали где он и что с ним. Мы потеряли надежду. Через две недели отец вернулся домой. Его вместе с другими мужчинами заставили перегонять скот в Житковичский район. Поместили их в том же сарае, где был и скот. Сбежать смогли после того, как сделали подкоп.

Немцы забирали молодёжь и увозили на работы в Германию и другие места. Мать, чтобы уберечь старшую дочь, дала ей на руки младшего ребёнка и укрыла их покрывалом, чтобы спрятать лицо. Так они смогли обмануть немцев и те сестру не тронули.

Был ещё случай: мы, все дети, сидели на печи. Немцы зашли в дом, прошли по всем комнатам, разложили на столе множество продуктов и ушли. Мы боялись спуститься с печи. Через время один из немцев вернулся, посмотрел, что продукты все целы и начал сам забрасывать их нам на печь. Как я позже узнала, там были не только немцы, но ещё поляки и чехи, они не хотели воевать!

Второй раз, когда старший брат пришёл домой, немцам снова донесли об этом. Когда они пришли к нам в дом, мы, дети, сидели на печи. Мать, чтобы спрятать брата, приказала залезть на печь, лечь поперёк стены и укрыться тряпками. Нас всех вывели на улицу. Мать пыталась как-то вывести брата и под различными предлогами вернуться в дом, но немцы сказали одно: «Это партизанский дом».  На улице мы увидели, как в дом зашёл человек с канистрой и поджёг его. Брат смог выбраться с другой стороны дома. Так брат смог уйти. Немцы заметили его и начали стрелять. Страх, который переполнял нас тогда, не передать словами. Брат прыгнул в канаву и по ней убежал в лес.

Позже нашу семью поместили в другой дом, старый сожгли полностью. Дальше были тяжёлые времена, в пищу употребляли плохой картофель вперемешку с листьями липы. В 1943 после того, как немцы начали отступать, начали сажать картофель на месте сожжённого родного посёлка. Собранный урожай прятали в воронке, оставшейся после взрыва снаряда. Тогда отец и сказал слова, которые я запомнила на всю жизнь: «Умирать стройся, а хлеб паши, не используешь сам – используют другие».

После войны я закончила курсы медицинских сестёр. В 1958 году познакомилась с будущим мужем Иваном Георгиевичем Ефрим, в 1962 поженились. До пенсии работала в Хойникской ЦРБ медсестрой. У меня большая семья: трое детей, четверо внуков, правнучка и правнук.

Записал Степан МАХНАЧ, г. Хойники.

 

 

 



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *