Похоронка 60 лет спустя: уроженка Великого Бора Мария Дмитриевна Рабенок узнала о судьбе отца лишь в ХХІ веке

Военное поколение – мирному поколению Год исторической памяти

В эти дни хойничанка Мария Дмитриевна Рабенок всё чаще вспоминает своих родных.

Уроженка Великого Бора, она встретила войну 5-летней девчушкой. Родители, Дмитрий и Хима Атаман, на тот момент воспитывали троих детей, младшей было всего около года. Рядом жила большая семья по линии отца, все работали в колхозе…

За время Великой Отечественной войны семья Марии Дмитриевны потеряла большую часть своих родных. Сначала на фронт призвали отца Дмитрия Атамана, его брата Михаила и дядю Севостьяна. Мужчины даже не успели начать службу в строительном батальоне Красной Армии, как их уже взяли в плен фашисты. Сначала они были в лагере для военнопленных в Минске, а потом их перевезли в Германию – лагерь Цайтхайн. Вместо имени Дмитрию присвоили номер 27114. Ожидалось, что он и другие узники будут использованы как рабочая сила. Эта цель так и осталась теорией. В лагерь наш земляк, да и множество пленных, приехали в настолько измождённом состоянии, что ни о какой работе не шло речи.

Уже в декабре 1941 года, спустя два месяца после мобилизации, Дмитрий Атаман умер. В личной карточке военнопленного причина смерти не указана. Это мог быть сыпной тиф, ведь в те даты в Цайтхайне разгорелась эпидемия этой болезни. Допускается версия, что уроженец Великого Бора скончался от истощения – всех узников в немецких лагерях умышленно не кормили, мучили жаждой, чтобы «расово неполноценных», как белорусов называли в фашистских методичках, побыстрее искоренить как нацию.

Но семья в Великом Бору ещё не знала о своей утрате. Да и в те месяцы в наших краях фашисты творили не меньше жестокостей, чем в немецких лагерях. Во время оккупации немецко-фашистскими войсками Хойникщины всю семью Атаман и многих других жителей Великого Бора расстреляли. Случилось это в июне 1943 года. Всего через 6 месяцев наш район освободят…

Как же уцелела моя собеседница? Хоть в ту пору ей едва исполнилось 6 лет, ей отлично запомнилось, как вместе с мамой и двумя младшими братиком и сестричкой угнали в Германию на работу. У местного бауэра семья провела два года. Чтобы заслужить себе скудный обед, даже Марийка работала на ферме: ежедневно кормила кролей и кур. Дважды в сутки маленькой птичнице нужно было натаскать воды и картошки на корм живности. А теперь представьте современного ребёнка и эти же обязанности…

Лишь победа над фашистами освободила земляков от страшного рабства. Кроме белорусов, у того скупого немца по хозяйству тяжело трудились также две польских семьи и даже французы. Все они рыдали от счастья, когда советские войска вошли в их поселение, обеспечили пайками и помогли уехать домой. То поколение отлично помнило, кто стал их освободителем.

Вернувшись домой, мама Хима Ивановна пыталась узнать о судьбе мужа. Но, кроме сухой фразы «о рядовом Атамане нет вестей», женщина ничего более не услышала.

Прошло много лет, но повзрослевшей Марии не давала покоя мысль об отце. Она давно вышла замуж, с супругом родили пятерых детей. Все они сегодня – две дочери и трое сыновей – состоялись в жизни и работе. Но потеря любимого папы тёмной печалью жила в сердце. Однажды она попросила брата своего мужа помочь ей в поиске хоть каких-либо сведений. И деверь помог.

В 2004 году удалось найти факты о военнопленном Дмитрии Атамане. Совпала и дата рождения, профессия и возраст. Вопреки данным о безвестной пропаже человека, в Германии подробно описали и конечный пункт, и дату смерти. Даже номер братской могилы, где похоронен Дмитрий Дмитриевич, указано.

Эти две папки с историей самого лагеря Цайтхайн и личной карточкой военнопленного хранятся теперь у Марии Дмитриевны. Она очень дорожит собранными документами, а в моменты ностальгии часто перечитывает сухие сводки. Для неё это тоненькая, но всё же связь с давно утраченным любимым папой. Сберечь эту память – дело всей жизни для пожилой хойничанки.

Алеся ЯЧИЧЕНКО.

Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *