Пережила «Озаричи»: детские воспоминания хойничанки Татьяны Константиновны Новик о лагере смерти

Военное поколение – мирному поколению Год исторической памяти

В рамках уголовного дела по факту геноцида населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период прокурор Хойникского района Андрей Судом передал материалы со свидетельскими показаниями узников концентрационных лагерей.

Знакомим вас с трагическими страницами жизни тех лет хойничанки Татьяны Константиновны Новик.

Война застала 5-летнюю Таню в родной деревне Казанск Калинковичского района. Отца в тот момент уже призвали на фронт, а девочка с мамой и братом остались на малой родине. Татьяна Константиновна отчётливо помнит, что оккупантами были финны – из числа регулярных немецких войск и полицаи. С особой жестокостью враги относились к мужчинам, не ушедшим на фронт. Их садизм приобретал всё большие ужасные виды. Представьте, как маленькая девочка наблюдала, что полицаи живьём потрошили ни в чём не повинных людей, а внутренности развешивали на заборах – в назидание напуганным полешукам.

Недалеко от родного дома Татьяны в лесу располагались партизанские отряды. Их командир приходил в деревню, просил маму Тани приготовить землякам поесть. Женщина никогда не отказывала, чем и накликала на себя подозрение фашистов в пособничестве партизанам. Маму называли «партизанской связной», а пришедший финский полицай строго выспрашивал, правда ли, что она готовила отряду хлеб, гнала ли для них самогон.

Белоруска не испугалась нажима нациста, всё отрицала. За это была нещадно бита. От гибели женщину спас её маленький сын. По совпадению, у финского коллаборациониста был свой сын такого же возраста, вот и сработала жалость.

На смену финским отрядам, вспоминает Татьяна Константиновна, вскоре пришли и немцы, заполонили все дома в деревне. Местных загнали в амбар, который облили бензином и подожгли. Погибли все, кто туда попал.

Таня с мамой там, к счастью, не оказались – прятались неподалёку. Но и выжившим не посчастливилось. Немцы обнаружили их и погнали в д. Хомичи, чтобы там сжечь. По прибытию же оказалось, что страшную казнь уже совершили – амбары сгорели с людьми. Потому наших земляков сбили в стадо и погнали в печально известную деревню Озаричи, где располагался лагерь смерти. Белорусов толкали туда на верную гибель.

Хоть девочке в то время и было не так много лет, но она ярко запомнила, что в центре лагеря была глубокая яма, а по краям держали узников. Промозглая осень, страшный холод – чтобы не замёрзнуть насмерть, мама закрывала детей своим телом, чтобы хоть немного согреться.

С мамой и братом пробыли в лагере около месяца. Дождались освобождения. Белорусские полицаи спешно переодевались в робы, чтобы их приняли за узников. В это время готовящиеся к бегам фашисты заминировали весь лагерь, а заключённым приказывали молчать. Хоть одно предупреждение об опасности – всех узников грозились расстрелять.

Наконец семья Татьяны оказалась на воле. Мама в то время заразилась тифом и бредила. В этом бреду увела сына в лес, а вернувшись позже одна, не смогла объяснить даже, где её ребёнок. Потом мальчика нашли другие узники, но уже мёртвым от истощения.

В родную деревню Таня с матерью вернулись страшно ослабевшие, вместо своего дома застали лишь пепелище. Сжалилась соседка, пустившая их к себе жить. Она буквально выкормила девчушку и растила её, пока родная мать не выздоровела.

Записала Алеся ЯЧИЧЕНКО.

Фото из архива Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *